LENA MAKSIMOVA – молодой бренд концептуальной одежды, основанный в 2014 году дизайнером Леной Максимовой. Лена родом из Якутии. Закончила Новосибирскую Государственную Архитектурно-художественную Академию, по специальности - дизайнер костюма.

Мы поговорили с ней о бренде, вдохновении и переезде в Питер.

Л: У меня есть такая небольшая опасность давать интервью, так как читая мои предыдущие, я понимаю, что говорила я совсем не так, меня либо недопоняли, либо просто перефразировали все мысли.



Н: С чего началась ваша карьера дизайнера? Где вы учились?
Л: Я не расскажу вам какой-то романтичной истории, мол, я нашла швейную машинку в сундуке у бабушки, начала творить. Хоть и журналисты просят такой истории, у меня её нет. В моей жизни всё происходит само собой. Классе, наверное, в девятом я узнала, кто такой дизайнер. До этого я занималась лёгкой атлетикой. Так вот, я открыла журналы, интернет, начала разузнавать всё о дизайнерстве. Тогда я подумала: «Вау, это круто! За этим стоит будущее». И сказала родителям, что спорт это не моё. Они меня поддержали, и потом я поступила в Новосибирскую Архитектурно-Художественную академию, где на специальности дизайн костюма я проучилась шесть лет.

Н: Что дало толчок тому, чтобы поехать в Питер? Расскажите о переезде.
Л: После окончания я переехала в Питер. Причем я улетела сразу же после защиты диплома, мне его прислали уже туда. Тогда стоял выбор: Москва или Питер - но сейчас я ни капли не жалею о том, что выбрала именно этот город, так как Санкт-Петербург мне, конечно, ближе. Москва не моё. Года два я прощупывала в Питере что, где, как происходит, ведь, по сути, всё начиналось у меня с нуля. Всё получалось само собой. Я даже не знаю, как ответить более точно и правдиво. Всё просто так удачно получилось, хотя тогда казалось, что неудачно. Я участвовала во всеразличных конкурсах дизайнеров, в неделях моды, создавала небольшие коллекции из пяти-семи луков и отправляла. Куда-то брали, куда-то нет, были разочарования и так далее, но сейчас понимаю, что всё произошло так, как должно было произойти.



Н: Расскажите о работе над первой коллекцией: сколько заняла работа, какая была идея, сколько стоило отшить коллекцию?
Л: Первая коллекция у меня была ещё в студенчестве, кажется, на третьем курсе. Она называлась «SportsmenShip», была из неопрена. Ориентир был на сочетание спорта и фэшн-истории. Делала я её полгода. Понятно, я тогда вдохновлялась Maison Martin Margiela и Galliano. Я вообще раньше обожала таких эпатажных дизайнеров.

Н: Где и как вы начали продавать свои вещи?
Л: В апреле прошлого года я уже начала налаживать контакты с магазинами. Ну как обычно это бывает: заходишь сама в шоурум, где продаются российские дизайнеры, знакомишься с основателями и даешь свою визитку, показываешь, что ты делаешь. Так и закрутилось.

Н: Есть ли у вас помощники?

Л: Так как я универсальный дизайнер, я делаю полный цикл сама. Но так как сейчас мы выходим на какие-то объемы, у меня есть портные, есть внештатный конструктор. Ну, а вообще сначала я рисую, если у меня есть в голове какие-то идеи. Первый образец я обязательно сама делаю, потом уже отдаю на отшивку.

Н: Как повлияла культура родного края на коллекции? Есть какие-то её отголоски в ваших работах?
Л: Я бы так не сказала, но в последнее время замечаю за собой, что нравится национальный якутский костюм и, всё-таки, в следующих коллекциях я собираюсь что-то такое привносить, но вряд ли это будет считываться явно. А так, кстати, моя дипломная коллекция была на тему Якутии.


@afwss "ORGAniSM" presentation ••• avaliable for order••• ph: @eseniyaa #afwss #lenamaksimova

A post shared by LENA MAKSIMOVA (@lenamaksimova.brand) on

Backstage "ORGAniSM" ••• ph: @eseniyaa #lenamaksimova #afwss

A post shared by LENA MAKSIMOVA (@lenamaksimova.brand) on


Н: Почему произошло такое резкое разделение бренда на два направления?
Л: На самом деле, у меня это такая странная история. Всё произошло как-то интуитивно. Сначала мой бренд назывался «УОТ Лена Максимова». УОТ с якусткого означает огонь. Получается, сначала я делала коллекции под этим названием, а потом, когда я решила сделать коммерческую линейку – сочетание женственности и элитарности, – я назвала её МУС, что значит лёд. Так и получилось две линии одежды. В УОТ я пускаю свою фантазию просто в крайности, загораюсь идеей и воплощаю её. А в МУС я уже немного охлаждаю свой пыл, всё взвешиваю, рассчитываю.

Н: Как получилось, что вы вступили в коллаборацию с Покрас Лампасом?
Л: С Покрасом Лампасом мы познакомились в социальных сетях, встретились один раз, заобщались, задружились. Он показался мне очень творческой личностью. До этого у меня была идея сделать перформанс с каким-то художником, чтобы он прямо на глазах людей раскрашивал одежду. Тогда и пришла идея сделать коллаборацию. Тогда эта тема, кстати, бомбанула. Все делали коллаборации, это звучало современно. Я предложила это Сене, он, конечно, согласился. Вот такая и вышла история.



Н: Бывают ли у вас творческие кризисы? Как вы их преодолеваете?
Л: Хм… Я вообще не считаю себя творческим человеком, поэтому я не знаю, как это. Скорее бывает спад работоспособности. Если это можно назвать кризисом, то да. Я просто трудоголик, у меня нет времени уходить в депрессию, не могу себе этого просто-напросто позволить.

Н: Какие молодые марки вам нравятся?
Л: Я слежу за всевозможными российскими молодыми брендами, да и зарубежными. Безусловно, есть очень талантливые. Из российских мне нравится Vika Gazinskaya, J.Kim. Но точно не Рубчинский! (смеется)

Н: Можно ли сказать, что в пределах российской моды появились собственные тренды? Или мы только обращаемся к Западу?
Л: Понятно, что тренды складываются не на весь мир. У нас, допустим, вы знаете, что всё отстает. Хотя, например, тот же Рубчинский, его надпись кириллицей - в Европе это котируется, им кажется, эти буквы крутые. Также и мы привозим оттуда какие-то вещи, например, с иероглифами. Нам это кажется: «Вау! Необычно!». Сложно однозначно сказать.

Н: Как вы относитесь к тому, что многие известные дома моды копируют друг друга?
Л: Честно говоря, я не считаю, что они копируют друг друга. Понимаете, всё зависит от тренда. Есть такое сообщество людей, трендсеттеров. Это люди, которые колесят по всему миру, улавливают какие-то нюансы, и на этих нюансах делают выводы, что случится с модой, например, через два года. Может, мы на восточную культуру будем ориентироваться, будем ли мы ближе к природе или упор пойдет на индустриализацию. И вот эти люди выпускают трендбуки, где написано, вот такие-то цвета будут в моде. И все модные дома в том или ином случае знают это, они обращаются к этим бюро. Поэтому-то и есть такие пересечения. На самом деле, всё уже придумано. Ничего нового создать мы не можем. Мы может только чуть-чуть менять пропорции, цвета, фактуры. Почему дизайнеры обращаются к историческим факторам? Мода циклична. Всё возвращается. Человек не изменился, его морфология осталась. У нас две руки, две ноги, туловище. Поэтому всё, что было, человек уже изобрел. Пересечения могут быть, конечно.

Н: Какие планы на будущее, если не секрет?
Л: Планами не люблю делиться, на самом деле… В планах развиваться, становиться лучше, повышать качество и наслаждаться жизнью!


 

Текст: Анастасия Петрова


АРТ ИЮНЬ

Next Project

See More