Парижский художник Фредерик Форест повсюду. У него собственная студия дизайна вместе с Клементиной Джакониа, такие клиенты, как Hermès, Adidas и Cartier, 110 тысяч фоловеров в Инстаграм, более 1000 человек делают татуировки с его иллюстрациями по всему телу, и вот-вот выходит его книга, поэтому с уверенностью можно сказать, что это тот человек, на которого стоит посмотреть.

Много лет назад он начал продавать свои рисунки на улицах Нью-Йорка, а сейчас люди со всего мира знают его имя. Несмотря на сотрудничество с крупными брендами, Форест известен благодаря своим рисункам, в особенности женских тел. Вот почему мы попросили его поговорить: чтобы понять, что же у него на уме.



Можете ли вы рассказать нам больше о себе? Какова история Фредерика Фореста?

Я вырос в Аннеси, Французские Альпы. Я проводил время рисуя и катаясь на скейтборде, лыжах, сноуборде. Как и все остальные, я начал рисовать перед тем, как писать. Я не остановился, и сейчас мне это нравится. Я всегда хотел изучать дизайн продукта, потому что речь шла не о рисовании для себя, а о проекте, ну то есть для чего-то большего. Итак, я окончил ENSCI / Les Ateliers в Париже. Будучи студентом, я работал вместе над проектами изделий из кожи Cartier. Я уехал из Франции в Италию и в Adidas Advanced Design Studio в Монтебеллуне, где я разработал модельный ряд спортивной обуви марки. Затем, для международных фирм я использовал свой подход для имиджа бренда, визуальной идентификации и дизайна продукта. В 2008 году, после разнообразного опыта работы с дизайнерами, я создал с Клементиной Джакониа собственную дизайнерскую студию FRST (для партнеров с домами и брендами) и одноименную студию Forest.Giaconia (мебель и дизайн интерьера, частные проекты).



Вы работали для таких крупных брендов, как Cartier и Adidas, и теперь у вас есть собственная дизайнерская студия. Но как все это началось? Когда вы начали рисовать профессионально?

Поскольку мы создали нашу дизайнерскую студию FRST, мы работали с широким кругом дисциплин, создавая все: от мебели и бытовых предметов до коммерческих магазинов или ресторанов, яхт, ювелирных изделий и часов. Конфиденциальность – наша первая проблема. Никогда не говори, никогда не показывай без согласия клиента. Мы стремимся к соблюдению устава конфиденциальности с нашими клиентами. Наряду с этим мы основали нашу одноименную студию Forest-Giaconia.
Эта часть растет с каждым днем, и мы рады этому. Что касается моих рисунков, я никогда не искал в этом профессиональной жизни. Инстаграм дал моим рисункам возможность быть распространёнными. Рисование было очень личным для меня изначально, а теперь рисунки отправляются по всему миру...

Не могли бы вы рассказать больше о своем сотрудничестве с Клементиной?

Клементина – дизайнер интерьера и изделий. Будучи организатором проектов парижского дизайнерского агентства, она работала в среде дорогих брендов. Вот так я встретил ее. Мы – дуэт. Как женщина с мужчиной, мы синтезируем наш опыт и вдохновение. Вместе мы подписываем проекты, в которых объект и пространство образуют целое. Сначала мы должны удивить себя, иначе другие, вероятно, не будут удивлены тем, что мы делаем. Это одно из преимуществ работы в тандеме: хорошие идеи растут сами по себе, а плохие исчезают по пути.



На чем вы больше фокусируетесь: иллюстрации или дизайне?

Мои работы не являются искусством или иллюстрацией. Это больше касается просто рисования. Основное внимание уделяется дизайну. На самом деле, я люблю всё. Каждое поле дает новое видение и основу для всего остального. Например, рисование останавливается на бумаге, хотя бумага – это только начало дизайна.

У вас очень специфический минималистичный стиль. Что вас вдохновляет?

Вдохновение – это результат случайных моментов в моей голове и кражи всего, что я вижу. Этими моментами может быть всё: запах, звук, кто-то, с кем вы сталкиваетесь на улице, ткань или ее детали... На меня влияет всё в области фотографии, моды, гастрономии, музыки, типографии, танца, поэзии, цвета и света: Jaguar E-тайп 1967 года, вилла Малапарти, вилла Кавроис, архитекторы Фрэнк Ллойд-Райт, Карло Скарпа, Огюст Роден, Тильда Суинтон, хореографы Уэйн Макгрегор, Бенджамин Мильпье, Дороти Гилберт, Пирр Харди, Radiohead, Харуки Мураками, Жан Жиро, Кацухиро Отомо, спортсмены Николас Мюллер, Педро Баррос, Кандид Товекс, фотографы Роберт Мэпплторп, Зои Гертнер, Паоло Роверси и Мод Реми-Лонвис... Они позволяют мне выражать новые чувства и предлагать новые истории, независимо от масштабов проекта.



Когда мы смотрим на вашу работу в Инстаграм, мы видим много иллюстраций женских тел. Каковы ваши отношения с человеческим телом, и особенно с женским?

Я вырос в женской семье, с матерью, сестрами, тетями и бабушками. Я рисую женщин такими, какие они есть, не так, как хотелось бы им. Но я рисую и мужчин, пейзажи, архитектуру, саму жизнь. Женщины всегда были главным источником моего вдохновения. Их отношение, их жесты, позы, формы. Они берутся из журналов или встречаются мною на улицах.

Для непрофессионалов простая иллюстрация может выглядеть легко. Не могли бы вы рассказать нам больше о самом процессе? Сколько времени требуется, чтобы нарисовать один этюд?

Я часто рисую без какой-либо модели или картин. Это всего лишь память, я создаю фрагмент или некоторые его части. Рисование этюда не занимает очень много времени. Но само вдохновение, чтобы нарисовать что-либо, требует времени. Нахождение правильной позы, хорошего света, самый важный аспект изображения, который я хочу нарисовать. То, что появляется на бумаге, является второй фазой...

Вы используете Инстаграм в качестве средства распространения ваших иллюстраций. И мы можем сказать, что с фолловерами в 110 тысяч вы добились успеха. Почему вы выбираете Инстаграм для того, чтобы показать свою работу?

Прежде всего, год назад у меня был старый смартфон, и я использовал Инстаграм как облако и только для личных фотографий. Ноль подписчиков. Затем мы с Клементиной решили закрыть наши сайты, обновить их новым контентом и художественным направлением. Это занимает время. И так я начал публиковать некоторые изображения наших проектных работ и рисунки в моей учетной записи, просто так, чтобы показать нашу работу в процессе. И он начал выходить из-под контроля. Никакого бизнес-плана вообще!



Вы получаете много личных заказов через эту платформу? Вы открыты для подобных запросов, которые не в том стиле, в котором вы обычно рисуете?

Такого действительно много. Но я не делаю личные заказы.

Ваши иллюстрации теперь рисуют на телах по всему миру. Вы могли подумать об этом, когда вы начали как иллюстратор?

Нет, совсем нет. Я восхищаюсь этим миром, этой тату-аудиторией. Теперь из моих рисунков больше 1000 татуировок. Например, мужчина сразу нарисовал на своем теле четыре рисунка. Действительно сумасшедший! Я думаю, это потому, что я не рисую лица. Не так много. Я рисовал, но не нашел правильных линий. Поэтому я думаю, это главный момент: каждый может думать о них определенным образом, потому что рисунки ориентированы на отношение, момент и жест.



Вы работаете над книгой. Расскажите об этом поподробнее.

Существует несколько текущих книжных проектов. Но есть текущий, с которым мне нравится работать. Это бесплатная коллаборация с французским фотографом Квентином Саймоном с очень естественным подходом. Нам понравилась идея диалога между нашими работами, и мы говорили об архитектуре, поездках и Павильоне Германии Миса ван дер Роэ. Довольно быстро мы сосредоточились на скульптуре Георга Кольбе. Мы создали историю, думая, как она выйдет, куда она пойдет, что будет вообще... Эта работа все еще продолжается, и мы будем искать издателя в ближайшее время.

Где ждать ваше имя в будущем?

Я только что закончил плакат фильма. Теперь я хотел бы сделать что-то о танце. Я большой поклонник этого вида искусства, и у меня есть некоторые идеи. С Клементиной мы будем следить за нашим коллаборациями с нашими нынешними клиентами, другими домами, брендами и новыми изданиями. В настоящее время мы работаем над торговыми площадями, частными проектами и гостиницей.


Автор: Николь Сайджберс
Оригинальный текст



A Sixth Sense

Next Project

See More