«Почувствовать — понять — сделать»

Бескомпромиссный, скандальный, до невозможного простой и невероятно сложный – все это Баухаус. Возникший как протест против отжившего имперского стиля, что он дал архитектуре и почему в современном мире продолжает жить? Ответы на эти и другие вопросы в нашем материале.




В 1919 году послевоенная Германия переживала жесточайший экономический кризис (постоянное обесценивание национальной валюты – немецкой марки и, как следствие, безработица и голод), наравне с ним возник кризис и в национальном сознании: происходило отмирание традиций, а новая система ценностей ещё не была выработана.

Только  подобный переломный исторический момент мог стать «благодатной почвой» для зарождения стиля вроде баухауса.



Откуда он взялся?

Bauhaus дословно переводится с немецкого как «дом (bau) строительства (haus)» и так изначально называлась Высшая школа строительства и конструирования в немецком городе Веймаре. Новое учебное заведение, где и зародился одноименный стиль, было создано в 1919 году путем слияния двух школ: прикладного и изобразительных искусств. Этот занимательный факт во многом определил будущую концепцию училища: обучение там начиналось с освоения практических навыков, а история искусств, наперекор прошлым традициям, преподавалась лишь после работы «в полях». Идея создания культурного революционного центра принадлежала бельгийскому архитектору Анри Ван де Вельде. Для воплощения своего замысла де Вельде потребовались действующие практики и мастера своего дела, поэтому на должность преподавателя он порекомендовал Вальтера Гропиуса, известного берлинского зодчего. Позже к школе примкнули такие знаковые личности, как Василий Кандинский, Пауль Клее, Ласло Мохой-Надь, – личности с мировым именем.



Анри Ван де Вельде

Вальтер Гропиус


Баухаус можно в полной мере назвать революционным течением (иногда его даже сравнивают с религиозным орденом)  потому что, как и полагается любому революционному направлению, вместе со стилем тут же возник манифест.

«Архитекторы, скульпторы и живописцы, мы снова должны вернуться к ремеслу! Нет больше "искусства как профессии". Не существует принципиальной разницы между художником и ремесленником. Художник — лишь высшая ступень ремесленника», – к этому призывал в тексте манифеста ранее упомянутый Гропиус.

Простота и минималистичность легли в основу творческого метода последователей Баухауса. Предпочтение отдавалось простейшим геометрическим фигурам (квадрат, треугольник, круг). Здания в стиле баухаус, как правило, имели форму куба. Палитра оттенков также строгая, но контрастная: красный, черный, белый.

Ещё одной визитной карточкой стал полный и принципиальный отказ от каких-либо декоративных элементов: они воспринимались как нечто лишнее и отождествлялись с напыщенным имперским прошлым.



«Быть удобным, дешевым и красивым» – такие требования предъявляли архитекторы к любому предмету искусства. И не зря! Цель строительства виделась в создании доступного жилья каждому гражданину разоренных войной стран. Примечательно и то, что помещения всегда имели открытую планировку, а сами здания выстраивались изнутри-наружу.

Возникнув изначально как архитектурный стиль, баухаус вскоре расширил свои возможности и синтезировал в себе другие виды искусства: живопись (родной брат конструктивизма) и дизайн интерьера.

Подобно футуристам в прошлом, последователи баухауса тоже решили сбросить «классиков» с «парохода современности». Достоверно известно, что ученики этой школы неоднократно принимали участие в скандальных перформансах, например, раскрашивали яркими красками памятники. Само слово «баухаус» в какой-то момент времени стало синонимом «вседозволенности» или даже «разврата».



Преподаватели  этой школы преимущественно придерживались популярных по тем временам социалистических взглядов, студентов обучали коллективному творчеству, работе в команде на принципах артельного производства. Эти устремления вылились и в то, что в строительстве новаторы видели возможность обеспечения обедневшего народа адекватными, комфортабельными условиями жизни. «Левые» идеи обратили на архитекторов внимание лидеров новоиспеченной Советской России, и они же сделали школу Баухаус мишенью № 1 с приходом нацистов ко власти в Германии в 1933 году.

В целом путь к признанию для последователей Баухауса оказался тернистым, как это обычно и бывает у гениев. Эмиграция в СССР сначала показалась им заманчивой идеей не только из-за видимой политической свободы (по сравнению с нацистским режимом), но и из-за того, что тут же нашлась работа – строительство Биробиджана. В этом городе каждое здание должно было быть выполнено как раз-таки в стиле функционализма. Однако проект оказался малореализуемым: архитекторы элементарно не было готовы к таким высоким темпам строительства (всё в духе пятилетки). Вдохновение не приходило в нужные партии часы, и часть команды была репрессирована, другим пришлось ускоренно покидать СССР. После длительных скитаний, непринятые тоталитарным обществом, архитекторы осели в Израиле и США, где их метод быстро подхватили, придали ему огласку и продолжили развивать.



Что было, что есть... Что будет?

Звучать это может довольно забавно, но баухаус породил своего рода пандемию (в хорошем смысле, конечно), отголоски которой мы можем лицезреть до сих пор.

Он создал прочную основу для современного веб-дизайна, введя моду на простоту форм, симметричность и органичность. Так что приятный интерфейс, который так радует нам глаз, не такое уж и новшество.

Хорошо усвоила уроки немецкого функционального стиля и компания Apple. Ни для кого не секрет, что именно за дизайн (начиная от цвета корпуса и заканчивая кнопкой «домой») мы готовы отдавать баснословные суммы денег.

Но и на этом все не заканчивается! Появлению стиля “нормкор” (иначе говоря, унисекс/casual) в одежде мы опять-таки обязаны баухаусу.

Так что же? Баухаус мёртв? Нет. Как говорится, баухаус жил, баухаус жив, баухаус будет жить.


Текст: Ника Дмитриади


Картины Дэвида Боуи

Next Project

See More